Медиаэксперт Отар Довженко комментирует новый мониторинг, посвященный освещению войны в региональных СМИ.

fashion-featured

Выясняем, как отражается вооруженный конфликт в региональных СМИ, проверяется информация, есть ли речь ненависти перепечатки из российских средств массовой информации.

— Какими были основные тенденции в результатах мониторинга?

— Это уже второе подобное исследование, которое охватило десять областей. Мы специально не исследовали области из прифронтовых зон, ведь там очень стрессовые условия работы, отличные от других областей.

В принципе проблемы в освещении связанных с войной тем не зависят от удаленности от зоны боевых действий. Это больше следствие личных решений или профессиональных качеств работников СМИ.

Есть несколько крупных совместных проблем. Во-первых, СМИ не ищут собственной информации и не проверяют факты. Они часто републикуют информацию дословно, иногда переводят, но не добавляют ничего своего. Часто первичным источником информации о зоне боевых действий для региональных СМИ являются российские СМИ.

Кроме того, сохраняется проблема языка вражды, но она не является критической. Неподходящие слова очень часто происходят из цитат официальных лиц. Вопиющие случаи распространения стереотипов — это больше следствие скандализации.

В общем о переселенцах стали писать в более успокаивающем духе. Ранее чувствовалась нервозность, а сейчас высказывается позиция, что эти люди здесь надолго, встречаются успешные истории переселенцев. То есть медиа пытаются анализировать эту тему глубже.

Еще одна проблема — использование информации из соцсетей без проверки, поэтому существует много фейков.

Также с помощью темы переселенцев или участников боевых действий пиарятся чиновники, а журналисты им в этом помогают, публикуя материалы, где, например главным героем является не ветеран, а мэр.

В некоторых изданиях есть серьезные попытки самостоятельного осмысления событий. Ранее весь поток информации о войне выглядел как официальные сообщения или мысли. Сейчас есть больше аналитики, отдельных личных историй. Если такая тенденция сохранится, то региональные медиа смогут не просто констатировать факты, но и искать пути решения проблем.

— Нужно ли писать прицельные заявления о недопустимости употребления определенной терминологии?

— Нет консенсуса, как кого называть — и это становится инструментом манипуляции. Выход — согласование экспертами журналистами, чиновниками, политологами компромиссного словаря, который бы стал бы обязательным. Рекомендаций уже достаточно, но они не диктуют обществу, как правильно говорить.

— Чем объясняется копирования или перепост фейков и искривление из российских СМИ?

— Думаю, причина этого — лень. Журналисты на самом деле очень остро воспринимают именно этот пункт критики, но репостят Киселева или «Московский комсомолец».

Но 80% людей читают только заголовки. Поэтому мы очень рискуем поддаться главной информационной провокации России — что все возможно. Поэтому нужно тщательно проверять сообщения о войне и её последствиях.

80% людей читают только заголовки
Поставьте оценку
0

Автор публикации

не в сети 3 недели

artman1000

0
Комментарии: 20Публикации: 324Регистрация: 29-09-2014